Category Знаменитости

ВАЛЕНТИН ЮДАШКИН

Валентин Юдашкин — художник по-русски избыточный и безудержный. «Мы по-другому не можем.

ВАЛЕНТИН ЮДАШКИН

У нас все всегда как в последний раз, нам надо все сразу выплеснуть», — говорит он. И выплескивает на подиум все: отчаянные сочетания цветов, языческую орнаментальность, эклектичность, стразы и вышивку. Но за этой византийской роскошью — уважение к ремеслу, знание системы кроя, безупречное чувство ткани, трудоголизм. Патрик Демаршелье, сделавший в Париже этот портрет Юдашкина для русского Vogue, был потрясен мастерством и изысканностью его кутюрных платьев и назвал их шедеврами мирового уровня. А бывший главный редактор французского Vogue Карин Ройтфельд, одна из первых заметившая дизайнера, не зря считает его русским Версаче...

Read More

ИГОРЬ ЧАПУРИН

Игорь Чапурин основал свой бренд в год рождения русского Vogue и стал одним из первых его героев.

ИГОРЬ ЧАПУРИН

На фоне клубных показов и авангардистских акций своих коллег Чапурин с самого начала поражал серьезным отношением к профессии. Всегда тщательно работал над формой и конструкцией, бескомпромиссно выбирал ткани и добивался идеальной посадки по фигуре. В этой несуетливой серьезности всегда была его сила: вот и на этой фотографии он смотрит в объектив очень сосредоточенно. Не в последнюю очередь и потому, что в роли фотографа выступает супермодель Хелена Кристенсен. Тогда, в конце 1990-х, она только что закончила свою модельную карьеру и решила стать фотографом. По приглашению Vogue она приехала в Москву сделать портреты русских дизайнеров для второго номера журнала: героями того порт-фолио стали и маститые советские дизайнеры, и молодые, среди которых тридцатилетний Чапурин был самым известным.

Read More

ВЛАДИМИР ГОРОВИЦ

Когда во время своего первого выступления в Карнеги-хол-ле в 1928 году этот пианист из Советской России закончил исполнение Первого концерта Чайковского, рояль, по словам очевидцев, дымился, а публика напоминала стадо дикарей, взбаламученное тамтамами.

ВЛАДИМИР ГОРОВИЦ

В годы Великой депрессии потерявшие работу отдавали последние деньги, чтобы попасть на один из его концертов — их в ту пору тридцатилетний музыкант давал каждый день за заоблачную по тем временам сумму полторы тысячи долларов...

Read More

ИОСИФ БРОДСКИЙ

«Иосиф Бродский по любым меркам — величайший русский поэт нашего времени.

ИОСИФ БРОДСКИЙ

Его поэзия такая же необъятная и страстная, как русская культура, вскормившая его, и столь же политически ангажированная, как культура советская, которая приговорила его к заключению за тунеядство в 1964 году», — писал американский Vogue в мае 1980-го по случаю публикации новой книги поэта «Части речи»...

Read More

АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ

«Я Мэрлин, Мэрлин.

АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ

Я героиня самоубийства и героина», — такое стихотворение создал двадцатидевятилетний Вознесенский после первой поездки в США, где сдружился с драматургом Артуром Миллером, тогдашним мужем Мэрилин Монро. На этом фото, опубликованном в Vogue в 1972 году, мы видим тридцативосьмилетнего поэта во время его четвертой американской поездки. Теперь его переводят на английский Аллен Гинзберг и Роберт Блай, на нем финская кожаная куртка, кепка от Кардена и купленный в Лондоне платок. Он находит бродвейские «Волосы» любительщиной по сравнению с «Гамлетом» Любимова и хвалит русских женщин, которые отошли от парижских мод и соорудили наряд под стать динамичной холодной Москве — мини-юбка, сапоги-чулки, дубленка и папаха...

Read More

ЯША ХЕЙФЕЦ

Имя скрипача, который взял в руки инструмент в двухлетнем возрасте, в шесть уже давал концерты, а в девять поступил в Санкт-Петербургскую консерваторию, оставалось в Америке синонимом музыкального виртуоза на протяжении XX века.

ЯША ХЕЙФЕЦ

В 1977 году в одном из выпусков «Маппет-шоу» пес-пианист Рольф пообещал актеру Джорджу Бернсу, что подыграет ему не хуже Хейфеца, а когда Берне возразил, что Хейфец играет на скрипке, Рольф взмахнул своими феноменальными коричневыми ушами: «А разницу никто не заметит». Огромный вклад Хейфеца — его аранжировки музыкальных произведений...

Read More

МАРК ШАГАЛ

МАРК ШАГАЛ

Козлы, играющие на скрипке, и влюбленные, летящие над Парижем, взявшись за руки, — образы из картин Шагала давно перешли в пространство снов, став частью всемирного коллективного бессознательного. На страницы Vogue он попал в Америке, когда художнику было пятьдесят четыре года, — благодаря выставке, которую устроил в 1943-м сын Анри Матисса Пьер, видный галерейщик, и декорациям к балету «Алеко». Масштабные сцены распятий и слепящий желтый цвет, ставшие реакцией на нацистскую резню в его родной Белоруссии, были лейтмотивом этой экспозиции, от которой теперь отсчитывают новый период творчества Шагала. Вскоре он напишет рождественскую открытку для читателей Vogue размером с журнальную полосу — а в 1955-м его сфотографирует арт-директор журнала Алекс Либерман для своего проекта «Художник в своей мастерской».

СЕРГЕИ РАХМАНИНOB

«Р-р-р-рахманинофф!» — раскатывая рычащее русское «р» и сладострастно выдыхая заключенные в этом слове «мани», придуривалась в комедии Билли Уайлдера «Зуд седьмого года» (1955) героиня Мэрилин Монро, когда корчила из себя интел-лектуалку, чтобы произвести впечатление на соседа. Действительно, не было в ту пору в Америке композитора моднее — его именем даже назвали улицу в Бронксе. Представитель классической музыки, нарушитель традиций, но не заумный авангардист, он сочетал русскую напевность своих произведений с променадами в джаз и ресторанную эстраду, благодаря чему представлял для американцев то самое искомое в искусстве, по крайней мере тогда, сочетание элитарности и доступности для восприятия.

Read More

КАЗИМИР МАЛЕВИЧ

«Черный квадрат» Малевича отменил прежнее искусство одним размашистым, резким постулатом, полным уверенности, что с прошлым покончено и нет нужды за него цепляться, и нанес пощечину истории, чтобы та проснулась», — написал в 1986 году датский историк искусств P.

КАЗИМИР МАЛЕВИЧ

X. Фукс. Автор «Квадрата» (1914) был под стать своему главному творению, сопровождавшему в Ленинграде 1935-го его гроб, — громогласный ниспровергатель. Когда революционное правительство попросило творцов вернуться из эмиграции, чтобы создавать новое искусство, Малевич навестил вернувшегося в Витебск Шагала, а потом лично проследил, чтоб ни мечтательно-сонного духа, ни самого художника здесь не стало. Однако, впав в 1926 году в немилость, во время командировки сам Малевич оставил часть своего наследия в Германии.

Read More